На охоте. Часть 6. «Шашлыки»

205 просмотров

Фото к рассказу охота

Александр Карповецкий

НА ОХОТЕ

рассказ, часть шестая

ШАШЛЫКИ

Шашлыка мы купили много, а  если измерять вёдрами, то всего одно ведро. Василич суетился над мангалом, обмахивал угли куском фанеры. Стояла безветренная, тёплая погода,  и  во всей  округе,  пожалуй,  в радиусе  коломенской версты, стоял запах жареного мяса.  Мы не станем описывать сам запах,  а лишь напомним читателю, что от него у человека начинает выделяться слюна, и тем больше её выделяется, чем дольше он не ел.

Хозяину заимки у мангала помогали два охотника – Саша,  назначенный «старшим по шашлыку» и  Сергей.  Будет  правильнее сказать, они ему мешали.

— Уйди, Судья, не мешай,  подай  лучше бутылку с водой — ворчал добродушно Василич. —  Ювелир, не крутись под ногами, посмотри на стол,   хлеба нарезали достаточно?

—  Для первого захода вполне достаточно, — отвечал Сергей.  —  Послушайте охотничий анекдот. Попали в охотничью яму волк, лиса и поросёнок. Все испуганы, переживают, только волк спокоен. У него наметилась перспектива: рядом – лиса, и закуска в лице поросёнка тоже присутствует. Начал волк к поросёнку примеряться, а тот и говорит:  «Разреши, волк, последнее желание исполнить – хочу вам спеть».  «Ну, пой», — подобрел волк. Поросёнок как завизжит! Сбежались тут охотники, вытащили волка, несут связанного, на дрене,    ногами кверху. Волк, казня себя, думает: «Закуска была, секс планировался – нет, мне, блин, шоу захотелось!».  Мария, я извиняюсь за, так сказать, ненормативную лексику, — Сергей подошёл к женщине.

— Я люблю анекдоты. Сама могу рассказать. Слушайте, про лису – шельму. В лесу – жара, гуляет чума. Бредёт общипанная, блохастая, больная, старая лиса. Навстречу ей, из кустов, с трёх сторон – волки. Суровые взгляды, облизываются — добра не ждать. Лиса думает: «Разорвут, лучше позаигриваю, вдруг поимеют: и кайф поймаю, и награжу».  Лиса —  волкам: «Поймаете – поимеете», и, вбежав в лес, похотливо перегнулась между двух берёзок. Волки завелись – халява! Поимели, по кругу, старую, и с усталости, улеглись под деревом.  Лиса, стряхивая шубку, лукаво: «Ну, как, поймали?» «Поймали!» — самодовольно отвечают волки. Лиса, убегая: «Ну и «дарите» своим подругам».

— Молодец, Мария! – похвалил охотницу Василич.  – Извиняюсь, поначалу я был о тебе невысокого мнения. Но если ты добудешь  на вечёрке хоть одного вальдшнепа, я – даю слово  охотника – стану перед тобой на колени.  Мужики, шашлык готов! Первый шампур — за анекдот — Марии!

 

ВАСИЛИЧ

Пировали мы долго.  Вспомните  песню  про «шашлычок», который «под коньячок — вкусно очень».  Коньяк мы не покупали, но, наш  «чаёк» — под шашлычок был не менее вкусен, чем у известного барда  в Сочах.  Рассказывали друг другу разные охотничьи истории и анекдоты.  На этой  плодотворной и перепаханной народом ниве,    переплюнуть нашего Василича было  невозможно.  После очередного анекдота,  из серии про лосей,  мне и пришла в голову мысль – выставлять  анекдоты на охотничий  сайт. Не одни же объявления об охоте  на нём размещать!  Но, поначалу, предоставим  слово нашему  бывалому охотнику.

— «Чей лось?» — называется.  Взяли женщину на охоту. Извиняюсь, Мария, это не про тебя. Дали ружьё, рассказали, как лось выглядит. Стоит, значит, она у края леса, смотрит — идёт. Очень похожий.  «Бах, бах!» — с двух стволов. Упал.  «Вот и первый лось», — думает женщина.  Через некоторое время из кустов вылезает мужичок, и —  к трофею. «Стой! Ты куда?  Моя добыча – мой лось!» «Да твой, милочка, твой – только дай попрощаться да уздечку забрать».

Хохочем, Василич доволен. Мария вынула носовой платок и вытирает обильные  счастливые слезы.  Поднимаюсь из-за стола, поскольку  мне, как председателю этой весёлой компании, идти к охотоведу – звать на шашлык.

К моему глубокому огорчению,  Михаил Николаевич отказался – наотрез – посидеть вместе с нами.

— Спасибо, спасибо, Семён Александрович, но я не хочу, — повторил он несколько раз. Вернувшись от него, рассказываю об этом Василичу.

— Он, Саныч, всегда такой скромный. Бери два шампура, и дуй к нему.  Да не забудь за чай – ему чёрный, его жене – зелёный, — поучал меня земляк, большой знаток охотоведов и егерей.

Охотовед опять – в отказ: не берёт шашлык —  хоть ты тресни! Но не возвращаться же мне назад с шашлыком и чаем.

— Николаевич, не едите мясо – пейте чай, шашлык я – для сына и жены.. Только вы не обижайтесь, — говорю, оставляя на столе два шампура шашлыка и две « пачки чая»,  и тут же выхожу из дома.

 

— …а я стою один – метров за  пятьдесят от медведя…  И у меня — ТОЗ, а в нём, в одном стволе – пуля, в другом —  картечь. Я замер, но страха не было, честно говорю.  Мы смотрим  друг на друга. Я начинаю  очень  медленно,  как черепаха, пятиться назад, отступаю, значит…

Рассказывал   мой сосед по даче.  Я уже слышал эту историю раза два, или три – на своей и его даче,  но её правдивость не оспаривал. Саша очень даже обижается, в особенности, если много  выпьет, а мало закусит. Сажусь на своё  место и  негромко  говорю: «Василич, всё о, кей». Он кивает головой, понимая, что означают мои слова.  Судья  продолжает рассказывать  произошедшую с ним охотничью историю.

… Потапыч  начинает медленно  приближаться ко мне. Дело дрянь, думаю про себя. Что делать?  Стрелять картечью  с левого ствола в медведя – глупость, пулей, с правого, очень даже рискованно. Ранишь, а чем добить – картечью?  Нет опаснее зверя, чем раненный медведь. Это может  подтвердить Василич, он не даст соврать.

— Я подтвержу, ври дальше, — говорит Василич, наливая себе и новому своему дружку Ювелиру ( естественно, чая, а вы о чём подумали?)

— Почему – ври дальше? Я никогда не врал, Василич. Я могу вас свести с людьми, с которыми охотился, и они подтвердят, как всё было. – Гордыня моего соседа сильно задета  правдолюбцем Василичем.  – Я не буду дальше рассказывать,  и баста.  – Александр, обидевшись,   отворачивает  лицо в сторону леса.

— Саша, ну рассказывай, не слушай ты Василича, — взмолилась  Мария. — Я тебя прошу.

— Ну, хорошо, слушайте дальше. Медведь приближается ко мне. Я это, решаю стрелять пулей. Хоть какой-то шанс остаться в живых. В голову стрелять нельзя, вдруг,  пуля не проломит  череп. А он идёт прямо на меня, опустив голову. Приложился,  ниже головы, в грудину – выстрел! Попал! Медведь вначале присел, потом  взревел, и – ко мне. Прикладываюсь второй раз, стреляю картечью в голову, чтобы вышибить глаза.  Медведь ревёт и продолжает бежать. Я разворачиваюсь и – дёру от него, правду говорю. Меня спасло то, что в это время мои друзья-охотники оказались совсем близко от медведя, сбоку. Они с двух стволов, дуплетом, всадили в медведя четыре пули.  Медведь упал от меня в каких-то пяти метрах. Я теперь храню все эти пять пуль. В следующий раз возьму с собой, покажу вам  при встрече.

— Ты закончил?  В суде будешь эти байки травить. Ты не Судья,  отныне  твоё прозвище Врун.  – Василич  налил себе немного крепкого  чая,  на один глоток, выпил, повеселел, достал сигарету. Ювелир щёлкнул зажигалкой, поднёс огонёк к самой сигарете.

— Спасибо, Серый.  – Он глубоко затянулся, выпуская дым одними ноздрями.  – Медведь, что бы ты, Врун, знал, так долго не раздумывает. Если он решил тебя задрать,  у него были  на то свои, медвежьи  основания.  Морда твоя ему не понравилась, или походка, а может, учуял, что в твоём стволе  всего одна пуля. Не знаю, меня там не было. Но я  твёрдо знаю,  и это факт, что у медведя скорость по лесу – до  пятидесяти километров в час. Косолапый не приближается, раздумывая: напасть на Судью, не напасть. Он – нападает, и несётся к своей жертве молниеносно. Ты бы, Врун, с такого расстояния выстрелил, не спорю, всего один раз, наложив, до этого,  в штаны.  Шанса  остаться в живых у тебя не было. Ты видел Потапыча, не спорю, только в зоопарке, а ещё – по ящику. Можешь обижаться на меня, можешь встать и уйти отсюда, но твоя правда – чистое враньё.  Не знаю, какие вы охотники, ходил  ли кто-нибудь из вас на медведя, кроме Вруна, конечно.   За двадцать три года охоты на копытных, лично я  всего два раза принимал участие в медвежьей охоте, заметьте,  в группе  опытных медвежатников.  У меня несколько нарезных стволов,  в том числе и «Тигр» с пятьдесят четвёртым патроном и оптикой. На медведя с гладкостволкой сейчас  не ходят. Расскажу вам одну историю про встречу  человека с  медведем  из своей далёкой срочной службы.

***

(продолжение следует)

,

В настоящее время комментариев нет

Добавить комментарий

Translate »