КАБАНЫ

184 просмотров
В руки попал сборник рассказов священника Ярослава Шипова, члена Союза писателей России «Райские хутора». Его рассказы пронизаны глубоким состраданием к непростой жизни простых людей. Читать просто, и, изложено интересно. Хочу дословно представить понравившийся мне рассказ.
«»  Купил доски, чтобы в сенях перекрыть потолок, а привезли их с пилорамы, когда я был в отъезде. Возвращаюсь домой — доски свалены у огорода. Дело между тем происходило в середине сентября — зарядили дожди. А у меня каждый день — службы или требы: домой возвращаюсь в полной темноте, и никак не доходят руки порядок навести. Наконец в один из вечеров вывесил во дворе лампу и начал таскать доски в избу на потолок, чтобы, значит, не мокнуть им более под дождем, а сушиться под крышей и ожидать своего часа. Заодно еще растопил во дворе железную печку и поставил на нее бак с бельем — для кипячения.
    И вот таскаю я доски, стираю одежду: свет в доме горит, двор освещен, печурка раскалилась и шипит от дождя, и вдруг — в полусотне метров захрюкали кабаны. «Ну, — думаю, — совсем обнаглели!» А потом вспомнил: у меня же картошка не выкопана! У всех выкопана, а у меня — нет: времени все не хватает — ночью, что ли ее копать? Вот, стало быть, на картошку они и пришли.. Ходят кругом, похрюкивают … Поросята иногда осторожность теряют, лезут вперед, и тогда слышится сердитый охрюк — иначе не назовешь, сильный шлепок и — жалобный визг. Тем не менее звери подходили все ближе. Я принес из дома ракетницу и выстрелил в воздух: стадо припустилось к реке.
    На другой день получился нечаянный выходной: где-то размыло дорогу, и машина за мной не пришла. Тут добрался я и до картошки — благо дождь перестал. Копаю-копаю, подходит к пряслу сосед. Сосед этот знаменит тем, что и по крестьянским меркам он человек жадноватый. Прошлой зимой в пору собачьих свадеб настрелял он собак. Говорил, что только бродячих, но по деревням разом исчезло несколько общеизвестных псов, оттого мужики верили ему слабо, — напротив, сомневались и подозревали. Освежовав добычу, сосед решил выделать шкуры и пришел ко мне за рецептом. Я дал ему какую-то охотничью книжку, с тем и расстались. Спустя время он заявился  с жалобой и обидой: вся пушнина облезла. Раскрыл я охотничью книжку и стал пункт за пунктом проверять — так ли он сделал. Оказалось, что кислоты вбухано впятеро больше нормы.
    — Зачем же? — не понял я.
    — Так для себя же, — обьяснил знатный добытчик. И вот теперь стоял он, облокотившись на столбушок, и покуривал папироску.
    — Ты, паря, не выручил бы меня?
    — А в чем дело?
Он протягивает мне газету. Выясняется, что редакция обьявила конкурс и обещает миллион тому, кто угадает число подписчиков на следующий год. И сосед просит меня назвать ему счастливейшее число и обещает двести пятьдесят тысяч. Пытаюсь обьяснить бессмысленность этой затеи, но безуспешно: он мне не верит.
    — А за триста?…
    — Да если, — говорю, — ты и угадаешь, они всегда могут изменить это число …
    — Ну, тогда ладно, — и обиженно вздыхает. — А чего ты вечером свет жег?
Рассказываю ему про доски, про кабанов, и вдруг он шепчет: — Кабан…
Оборачиваюсь: по деревенской улице спокойно бредет огромнейший вепрь.
    — Ничего себе — туша, — бормочет сосед. — Может, того — подстрелим? …Мол, оьерегаясь от опасности, а?… Весной медведя-то подстрелили, который на пасеке домики поразломал ?..
    — Подстрелить — подстрелили, но составили акт и мясо сдали в столовую, — охлаждаю я пыл соседа. — Ты лучше сгоняй к егерю за лицензией, а потом поохотишься со спокойной душой.
    — Лицензия, паря, денег стоит, да и времени нет, я уж так как-нибудь, — и, пригнувшись, убегает к своему дому. Я продолжаю копать. Спустя полчаса охотник возвращается.
    — Чего-то, — говорю, — не было слышно выстрелов. Сосед только машет рукой.
   — Что такое?
    — Я его преследовал, преследовал, смотрю — приворачивает к ферме. Думаю: со свиньями познакомиться хочет. А там ведь свинарь — его, опять же, защитить надо! Ну, паря, я аж бегом бросился! И вдруг: кабана этого собаки в ворота пропускают, а на меня набрасываются… Тут свинарь вышел и говорит: «Спасибо, что борова нашего пригнал, а то, он, гад убег сегодня куда-то»… Так что не повезло мне…
    — Да отчего ж, — говорю, — «не повезло» ?.. Вот если бы подстрелил, тогда бы точно не повезло: и за кабана платить бы пришлось, и ружье бы, наверное, отняли.
    — Вообще-то да, — удивленно соглашается он и вдруг замечает: — Картошки, паря, у тебя маловато.
    — Мне двух мешков хватит.
    — А я, паря, ныньче сорок мешков собрал — девать некуда… У тебя мелкой-то много?
    — Попадается.
    — Ты ее отдельно складывай: я для поросенка возьму — тебе она всеравно без надобности…
    — Ладно, — говорю, — отложу.
    — Слышь, паря, это… А за пятьсот? Хорошие, между прочим, деньги… Ну что тебе, трудно, что ли? Помолись, расспроси там, — указывает пальцем в небо, — насчет этой цифры…
Снова начинаю обьяснять, но он не слушает.
     — Пятьсот, — говорит, — мое последнее слово: больше — не дам, — и уходит.»»
Интересно, коллеги, все ведь о нас и наших людях. Да так просто. Доступно. Завораживает.
Желаю Вам удачных охот и точных выстрелов.
«Ни пуха, ни пера!»
С Уважением ВАСИЛИЧЬ
В настоящее время комментариев нет

Добавить комментарий

Translate »