Охота на кабана. Первые уроки. Ветераны. Изобретатели. Традиции.

2 930 просмотров
ГОСТЬ
КАК НАДО. ПОУЧИТЕЛЬНО.
       История 1. Начало моей охотничьей карьеры. Калужская область.
       Наведывался на овсы взрослый секач килограмм 120-150. В первую очередь его отличало то, что в отличие от собратьев серых, серо-коричневых, он был какой-то черный, что явно просматривалось. Ранее в этом регионе я таких не встречал.
       Во-вторых, отличался особой осторожностью, хитростью, даже некой трусливостью. Приходил он только на поле, удаленное от населенных пунктов, от непролазной дороги километра два еще идти пешком. Трактор туда проходил только с приводом на передние колеса. Среди леса небольшая возвышенность и поле метров 60 на 40. Вышки как таковой небыло, вокруг ольшаник и редкие березки. Меж двух берез прибили две слеги. При ветре эта конструкция шаталась, сидеть на высоте 6 метров было «весело». Всякий раз, придя к полю, секач по 20-30 минут стоял молча, не топтался, не ганял воздух «соплом». Потом резко выбегал на поле, постояв 2-5 сек,  снова убегал на окраину. Так могло быть 4-5 раз. После этого он начинал разведывать под стройными березками, на которых собсвенно я  сидел. Внизу трава, сверху ветки березы, листва, не высветить никак. Наконец благодаря ветру он спокойно меня срисовывал, громогласное «фу-у-у» и был таков. Три засидки с 18 час до 01 часа, и пехом два километра с рюкзаком и теплыми шмутками, стали убивать во мне романтику ночной засидки.
       Пожалел меня местный старожил, который по молодости охотился с засидок. Поведал он следующее: местные жители на засидках такого рода долго не сидят, в 20.30 в 21.00 час они уходят домой, при этом ведут себя шумно. Одежду как правило одевают  ту, в которой ведут хозяйство дома. На всякие передвижения кабана включают источник света. Этим они и приучили кабана так реагировать. Посоветовал он мне отнести на место кусок пергамина, звери знают запах рубероида, он не будет их пугать, сесть надо с обратной стороны, с которой будет видно и место выхода зверя, и место засидки на березках — куда обычно обращено внимание секача. Ну и конечно лучше нарезной карабин с оптикой. Для крепления на ольхе он дал мне что-то в виде гамака из брезента, с вставленным куском плотного пенопласта. Привязывается сильно на одно дерево, другой конец обязательно ниже за другое дерево.
       Вот с этой поклажей, больше меня,  как герой мультяшки я прошел два километра. Мне уже не хотелось кабана, — я был мокрым. Но молодость и интерес брали свое. По науке «ветерана» с противоположной стороны поля на ольхе привязал непонятный для меня гамак, набросал в него сорванной по пути полыни и травы, которую мне показал тот же «ветеран». Слева и справа привязал по куску пергамина. Утеплившись стал ждать. Начало сентября — уже к ночи холод.
В 20 с лишним часов увидел у меня справа силуэт,- как подошел, я не слышал. Но это был тот черный секач. Стоял минут 10-15, стал по кругу обходить поле, прошел под березками, снова по окрайке, на поле овса не выходил. Потом все стихло. Появился он примерно через два часа. Ходил все вынюхивал, вычислял, но у него это не получалось. Наконец слева в метрах 40—45 вышел на край поля и осторожно стал поедать остатки овса. Я видел только пятно, было далеко и понимал, что с двухстволки я просто не попаду, если еще успею выстрелить. Через 30 минут кабан ушел.
       В 01 час я снялся и снова два километра продолжилось мое мучение. Утром я подробно рассказал «ветерану» о поведении кабана, на что тот ответил, что недельку надо подождать, никому туда не ходить —  и он «будет твой».
     Уезжала моя компания, убыл с ними и я, спросив разрешения без них прибыть в гости лично к «ветерану» — дали добро. Неделя пролетела быстро, подготовил основательно «Тигр», прикрепил самодельный фонарик, вынес кнопку, батарею 6 вольт и я был готов. У дочки забрал капр с ангорки, у жены кофту, рыбаки дали «бахилы» с хим защиты. Экипировка получилась легкой, теплой, — и в путь. «Ветеран» встретил добродушно, даже удивился, что у городского есть желание топать два километра. На последок посоветовал в темную тряпку завернуть ветку сосны и дышать через нее, т.к. я курящий.
       Снова я в гамаке, полусидишь-полулежишь, ноги упираются в две привязанных по бокам толстых веревки, очень ловко. Появился секач после 20 часов, долго ходил вынюхивал, отсиделся в лесу более часа, сейчас точно не помню. Появился на окрайке, немного пожевал, в оптику на фоне кустов видел его плохо и тупо ждал. Затем он ушел в лес. Спустя еще примерно час, может больше, он появился в районе березок и стал под ними вынюхивать, некоторое время стоял тихо, наконец пошел на поле жевать. Ведь тварь, сначала проверил засидку на березках, вот вам и животное.
       На пожуклом желтоватом поле я видел его прекрасно, не включая даже фонарь. Выстрел был удачным. Это была награда за мой труд, но самое главное- это были уроки на будущее. Как смог выпотрошил кишки, набил крапивой, в рот засунул веток сосны, и обратно я прошел эти два километра как 200 метров — было легко. На помощь собрались родственники, их оказалось восемь, где-то в 01 час ночи мы уже разделывали. Зато обратно я нес только карабин и рюкзак, даже голову, предназначавшуюся мне, как добытчику, нес родственник. Потом печенка, гулянка и память по сегодняшний день. Жаль, тогда не было фотоаппарата, потом только у меня появилась «мыльница», а сейчас цыфровик, сколько можно было показать интересных снимков за 90 — е годы.  Путевки были доступными, зверя валом, чтились традиции, а охотничьи коллективы были как семья.
Сейчас куда-то все делось. А жаль. 
КАК НЕ НАДО. СМЕШНАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ.
       История 2. Труднее всего мне давалась охота с подхода на потравах. Овсы в росе, поневоле одеваешь высокие болотные сапоги. 20-30 метров и ты весь мокрый, особенно когда овес низкий и приходится нагибаться всем телом. Сапоги же издают шуршание, иногда ветки просто стегают по ним, ну а наступив на камни — это сигнал кабану. Кроме этих трудностей, необходимо понять, что скрадывать нужно конкретную особь или группу.
        Прибыл я к шикарному полю метров 500 на 200. Со стороны леса вышло стадо 10-12 штук и сразу на поле, — «и только шум стоит» . Видна только свинья, малых вообще не видно (а разбредаются они на метров 50-60), да и видно не стрелянные. Через минут 30-40 в стороне выходит секач. Дождался, когда он начал трапезу, прозвучали позывные в виде чавканья. Зная о природной осторожности секача, я решил подходить к нему со стороны стада, от них ведь шум. А напрасно. Как и у людей, видно у них есть тоже дети-баловни, лентяйчики. До стада я подобрался метров на 70, присел, отдохнул и стал всматриваться в желтизну поля, бугор секача увидел метрах в 100 левее. Пора подходить, лишнюю поклажу в сторону и вперед.
       Вижу по ходу темное пятно, думаю камень, бросаю на него штормовку, тут с визгом вскакивает маленький кабан и несется в сторону секача, тот конечно исчез, а малый не понимая где стадо, носится по полю с душераздирающим визгом. Я чуть в штаны не «набурил», более минуты этот поросенчик носился по полю, пока не услышал зов мамани.
Вот так было смешно и глупо.
     Как правильно подходить к кабану, мне рассказал старый охотник с Смоленской области:
  • он одевал теплую одежду, поверх нее из болонья брюки и куртку, сшитые из старых плащей. Поверх этой одежды простой спортивный костюм, ткань которого при намокании не шуршала.
  • на ноги старые мягкие бурки, в которых обычно женщины ходили одевая калоши. На бурки мягкий целлофановый пакет, на него шерстяные носки толстой вязки.
  • эти верхние предметы, как и спортивную шапочку, перчатки, в которых он одевал одежду, он хранил на сеновале, обкладывая пахучими травами.Перед охотой он все это брал и придя на поле одевал.
  • следуя по полю овса, перед собой нес двуногу, две связанных сырых  палки в верхней части. Перед ними привязан овальной формы обруч, обтянутый сеткой, в которую беспорядочно воткнуты сорванные сдесь же ветки овса. За этой метелкой его кабан не видел, подойдя к кабану, он поднимал вверх двуногу, сверху на нее упирал ружье и производил выстрел
  • но самое интересное на то время (да и прогрессивное) у него было приспособление для стрельбы в ночное время. Все «фирмачи» бы позавидовали. На планке ружья были две светящиеся полоски, — возле мушки и целика. С его слов, он разбил трубку с телевизора, соскреб с нее светящийся порошок и с каким-то клеем это дело смешал, замазал примерно по 1 см с одной и другой стороны. Подойдя к зверю, он приседал, накрывал шапкой это место и светил на него фонариком, подсветка держалась около минуты (видел лично), потом подходил ближе и без всякого фонаря спокойно целился и производил выстрел. Два раза я ходил по полю за ним и наблюдал за его действиями — это асс, как разведчик. Ну и добычливый. Вот у таких «ветеранов» надо учиться.
«ЧУДО»- ЗАСИДКА.
        Вот уж воистину изобретательность человека не знает границ. В одной из областей, ввиду понятных причин, не буду говорить в какой, я увидел совершенную засидку для охоты в полном понимании этого слова.
       Все просто. В округе  3-4 колхоза, фермы, сеновалы, хранилища с силосом, по полям скирды сена. Валков сена, как сейчас, сразу скрутки, небыло. Стоги сена маленького размера были по всей округе. Чисто деревеньская идилия. На лошадях от фермы в разные стороны возили на телегах добро, как и на тракторах. Возле одной из ферм я увидел телегу увеличенного размера, колеса по осям шире, длиннее почти в два раза. Как мне обьяснили, раньше на ней возили лес. На ней был расположен маленький стог сена или соломы, потемневший, уже было непонятно, но явно стог. Эту телегу перетаскивали с места на место и всегда раскидывали рядом с ней всякую еду. Чаще всего она стояла возле поля с кукурузой и поля с пшеницей, ну и возле ферм.
       Однажды, после братания с местными кумовьями, а они все друг-другу были родственниками, после нескольких бутылок самогонки, я был посвящен в это таинство. На мотоцыклах, у всех с коляской, мы прибыли к ферме, и меня повели к этой секретной телеге. В стогу открыли дверь, казалось из сена, но она была деревянной. Внутри помещение в рост человека, ширина прохода метра полтора, длина метра три.
       В середине скамейка, которая служила и столом, в то же время скамейкой. В стороны мне открыли по две бойницы в виде прямоугольников примерно 60х40 см. Это было совершенство,- тепло, запах сена, все с бросовых досок. Но как же в ней было уютно. Я засидчик, замерзая в канаве, на дереве, на переходе, у реки, даже на вышке, — я вспоминаю около 20 лет это творение деревенских охотников. С «чудо»-засидки за несколько часов я добыл трех зайцев. Позже косулю и кабана. Со слов местных, лицензии у них были и с егерем, все вопросы были решены. Хотя уже сегодня понимаю, что навряд ли. С их слов, половина из них были сватами и кумовями егеря.
       Да и думаю егерь догадывался об этой «чудо»- телеге, видно мужики не наглели, он их и не трогал. На взаимопомощи жижделась Россия, этим она жила, вместе гуляли, вместе скорбили, пока не пришел «иуда» Горбачев. А теперь сплошь торгаши «купи-продай». Ныньче нам кабана за 35000, лося за 45000. «Принцип парового котла» — а потом матрос Железняк. И снова по кругу…
     Самое главное мирило — «совесть», говорят святые отцы, а мы об этом забыли. Поверьте, нам об этом напомнят. Но мы уже не будем этому рады.
 
ТРАДИЦИИ. НАСТАЛЬГИЯ ПО ПРОШЛОМУ. 
       Я еще застал старых «варягов». До приобретения оружия около двух лет я выезжал на различные охоты. Зачастую это сводилось к бесполезному брожению по угодьям, далее беспредметная стрельба по чем попало. Загорелись у меня глаза к охоте, когда я побывал на солидных охотах с увлеченными людьми с военохотовскими коллективами. Выезжали они в закрепленные базы, где егерями были ветераны. Их я мог слушать в домике, на привале, при разделке, особенно при  уплетании печенки под водочку. Подкупала дисциплина, все владели оружием, сами снаряжали патроны, а лентяи учили и сдавали зачеты, особенно смотрели стрельбу перед охотой. Выезды были не скоротечны, как сегодня на выходные, а в воскресенье сломя голову по пробкам в Москву. Они выезжали в четверг, подготовка, отдых у костра. Пятница, суббота — для охоты, воскресенье баня, продуманное веселье, всякие соревнованя между коллективами (приезжали по две-три бригады). Одним словом мужской кураж, посвящение молодых в охотники, песни, анекдоты. Очень просто было отличить коллектив от коллектива. Каждая бригада имела свой отличительный знак — на шее на тесьме у одних коготь медведя, у других коготь лисы, у третьих засушенная голова вальдшнепа или клюв глухаря. Ну  и у каждого коллектива своя песня, свои приколы, свои герои, авторитеты.
     Молодого охотника всегда ставили на ответственное место, ну и не дай бог — промазал, все три дня чистишь картошку, готовишь еду, моешь  посуду, и для прикола «цетровым»  драешь оружие. Поэтому «мазил» было мало, стрелять умели все. Добывшему всегда отдавалась голова и сердце, в некоторых местах и коллективах голова и ноги, но добывшего поздравляли все и преклонялись. Это было искренне, старший поздравлял первым, обязательно крапили кровью оружие и одежду стрелка. Если в загоне добывали попутно птицу или зайца, их  обязательно отдавали тому, кто первый раз на охоте, или еще не добывал. Мне приятно вспомнить, что поехав первый раз на охоту из-под собаки, мне знакомый Анатолий отдал свою птицу, Сергей с Тульской области — своего зайца из- под гончей, а Федор Ф. — первого бобра.
Это отношение завораживало, хотелось быть охотником и похожим на них, традиции сделали свое, — я стал серьезно готовиться, осознанно пополнил ряды  охотников. Затем приобрел оружие, уже понимая для каких целей какой калибр, какой ствол.
     Незабываемым было завершение любой охоты. В сопровождаемой машине была большая сковорода, мангал, горелка. Были мастера готовить, каких только приправ у них небыло. Первая печенка была только в лесу, даже если уже было темно. Пока под водочку уплетали печенку и пели песни, уже готовился шашлык, мороз, запах дыма, костер, — какая мужики это песня. Потом на базу, уже там делили и готовили общий стол — праздник продолжался, обязательно приглашали местных, зачастую это было до утра. Уезжали только к обеду в понедельник. За зиму два-три выезда.
До сих пор живу этими воспоминаниями. Какие были праздники…
УДИВИТЕЛЬНОЕ. 
       Обычно все кабаны, не обремененные гоном, нежатся в низинах, остальное время думают только о еде, при этом в поисках пищи мигрируют на дальние расстояния. Сородичи обычно находятся в стаде, в стороне халастякуют только взрослые особи секачей. Они ходят обычно одни, иногда за врозлым увязывается и молодой. А вот мне пощасливилось наблюдать интересное стадо.
В 2008 году я оказался в гостях в Ярославской области, сотруднику лесничества за какие-то заслуги дали лицензию на кабана. Он был простужен, да и охота для него была не на первом месте, узнав, что я люблю охотиться на кабанов, предложил мне реализовать лицензию. Не запросив у меня денег спокойно сказал: «иди стреляй, но только молодого килограмм на 50». Ну а мне только подай!  Егерь привез меня на овсяное поле, кроме овса в разброс росла доходная кукуруза, еще какие-то растения с желтыми цветками. Место основательное, две дощатых засидки, поле примерно 120 на 60 метров. Явно видны были две кабаньих тропы. После тошного, минут на 20, инструктажа, со слов егеря я усвоил главное: стрелять только малого, приходящего одинца медведя и барсуков не трогать, стрелять только по видимой цели, не курить. Назначив контрольное время на 00 часов с тем и убыл.
     Конец сентября, холодно, но меня веселили сначала сойки, потом общипанная лиса, уже в темноте две дерущиеся зверюшки (высветил двух барсуков). Около 23 часов услышал явный шум приближения стада, это был настоящий шум с треском веток, не скрывая своего присутствия. На поле с шуршанием появилось 15 кабанов (считал), но что удивило — все секачи и одинаковые ростом ,да и наверное весом, примерно 100-120 кг., как на подбор, как будто их специально отбирали. За 20 лет охоты на копытных, я единственный раз видел такое.
Примерно 20 минут стройными рядами, жуя на ходу, от удовольствия похрюкивая, эта толпа слева направо проследовала овсяное поле с конца в конец,  далее по траве еще слышал чавканье минут пять по кустарникам в сторону большого леса. Потом все стихло. До сих пор рассказываю всем об увиденном. Конечно, руки чесались, пенек наводил то на одного, то на другого, адреналин просто разрывал, но вспоминая серьезное лицо егеря, добродушное отношение ко мне лесничего, так и не выстрелил. А как хотелось ...
 
СОВЕТЫ ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ.
1. Занимайте место на засидке за 2-3 часа до захода солнца, чтобы выветрился запах Вашего следа. Лучше в сетку настелить травы, вставить обувь и обвернуть сеткой.
2. Одежду одевайте выветренную, даже на лабазе зверь причует Ваш запах. Не вздумайте помочиться, лучше это делать в
емкость (бутылку) потом вылить по пути домой.
3. Курящим рекомендую повязать тряпку с вложенными ветками хвойных пород, дышать через нее, на вышке бросить полыни.
Разнотравье лучше конечно заготовить заранее.
4. Подходить к засидке прямо с поля и по полю, чтобы по периметру не оставлять свои следы. Кабан, перед выходом на поле,
обследует его со всех сторон, может причуять след.
5. Прежде всего не торопитесь с выстрелом. Дайте зверю выйти, освоиться, пожевать, потом его бдительность притупиться.
Подпустите его ближе, используйте при выстреле фонарь.
6. Расширяет возможности использование оптики для успешной стрельбы в сумерках, на фоне овса и в лунные ночи, Вы уверенно произведете выстрел по месту.
7. Гладкоствольное оружие лучше использовать 12 калибра, картечь не менее 8 мм не далее 15-20 метров, дальше пуля и только пуля, желательно тупоносая (есть тема)
8. Нарезное оружие 7,62х51; 7,62х54; 30-06 Spr; 8,2х57, для крупных пули весом 13 гр, или 9 калибры — 9,3х57 Mauser; 9,3х54R, 9,3х64 Brenneke,особенно хорош немецкий 9,3х62 Mauser.
9. По времени в разных регионах (где я бывал)  кабаны посещают кормовые места примерно с 19 часов до 01 часа, позже обычно приходят на вышки в зимнее время, где как.
10. К каждой охоте готовтесь, экипировку продумывайте — нужет и термос с горячим чаем, особенно теплая одежда. Не лишним будет и бинокль с просветленной линзой.
11. Обязательно: После выстрела всегда пройдите по следу метров 200-250, если он убежал.
 
НЕ ПОВТОРЯЙТЕ МОИХ ОШИБОК. 
Самые убойные места у кабана — голова (область уха); основание шеи (ближе к груди); весь хребет, особенно передняя часть, сердце (сразу за лопаткой передней ноги, одна треть снизу), в зимний период лучше стрелять по легким. Кровью они наполняются где-то за минуту, пробегает кабан метров 100-150, иногда больше.
     Мастера исповедуют правило — один выстрел — один зверь. Пытаюсь этим принципам следовать и я. Стреляю обычно в хребет, там спинной мозг и прочие окончания, ложится сразу на месте. Но неоднократно при выстрелах я завышал, причины разные:
1. Жесткий упор, нижняя часть окна на вышке, подкладывайте шапку или иной мягкий предмет
2. Кабан в овсах, — торчит только верхняя часть холки, ниже — будет рикошет, ведь стреляю полуоболочкой, приходится брать выше. Лучше дайте зайти зверю в более низкий участок, либо в межу между посевами, либо подойти очень близко и стрелять став во весь рост.
3. И самое главное. Строение частей тела у кабана отличается от «оленьих». Что я имею ввиду.
    У «оленьих» хребет находится выше к холке (верхней части тела), толщина тела над хребтом меньше чем у кабана, остистые отростки короче, обратите внимание при разделке туши.
У кабана же хребет ниже, остистые отростки длиннее в два раза, холка секача имеет 3-5см твердой белой мозолистой ткани, далее толстая шкура и шерсть. Сам же хребет, переходя в шейные позвонки — спускается резко вниз. Целясь ему в хребет, я неоднократно попадал кабану в остистые отростки, тот падал как оглушенный кувалдой. Проходило некоторое время, кабан вставал и убегал. Из пяти таких случаев, в 4 находили зверя утром, в одном случае секач килограмм под 200 лежал минуты три, в агонии стал шевелить задними копытами и вытягивать ноги, потом встал как пьяный и скрылся в кустах. За это время я снял фонарь с карабина и выкурил от радости две сигареты. Утром с егерем прошли 2 километра по следу, к удивлению секач стал рыть коряжки в низине. Егерь сказал: » раз роет, значит позвонок стал на место, значит ему суждено жить». Для примера, посмотрите место попадания секачу на снимке в теме «Охота на кабана. Бен -Ладен».
 
Прилагаю для сравнения :
 
1. Зарисовку — наиболее уязвимые части тела косули.

(с сайта http://ohota-u-ribalka.narod.ru)

1 — позвоночник; 2 — груд­ная клетка; 3 — печень; 4 — почки; 5 — брюшная по­лость;  6 — задняя часть те­ла; 7 — ноги, 8 — мышцы; 9 — сердце; 10 — гортань; 11— спинные позвонки

2. Зарисовку — убойные места кабана.
(с сайта http://lib.ec)
Делайте выводы сами. 
 О питании кабана, всяких премудростях, приспособах и рекомендациях — в следующей теме.
Ну а Вам друзья —
«НИ ПУХА, НИ ПЕРА»
Удачных Вам охот.
С Уважением

,

В настоящее время комментариев нет

Добавить комментарий

Translate »