На охоте. Часть 3. «Знакомство»

66 просмотров

Лучи света

Александр Карповецкий

НА ОХОТЕ

рассказ, часть третья

ЗНАКОМСТВО

Наконец – таки  наш штурман, Василич,  завернул с полевой дороги налево, а затем круто – направо.  Проехав  ещё  метров двадцать,  машина остановилась  у длинного деревянного дома.  Не глуша двигатель, Василич   вышел из машины и по – хозяйски стал показывать нам,  четверым водителям, где  парковаться.

С парковкой разобрались,  чай, находились не в центре мегаполиса, а  в самой  что ни на есть  российской  глубинке.

Водители прохаживаются, разминают затёкшие ноги, а Василич уже командует.

— Шевелись, народ! Доставай  из багажников провизию.  Да  не забудьте  про главное добро —  черный и зелёный чай.  Тащите всё в дом!

Во всём  доме и на крыльце он зажёг свет, и лишь затем  заглушил свой автомобиль. Вытащил   из багажника   продукты и несколько крупногабаритных ёмкостей    со святой водой. Мы дружно следовали его примеру и  уже  вскоре  все мы   собрались  в большой комнате —  одной из трёх, имеющихся в старом, но уютном доме.

— Мария, ты занимаешься  помидорами и огурцами, пойдем со мной, покажу, где  их помыть. – Он вышел с нашей  охотницей в сени и, спустя минуту,   возвратился.

— Саныч, организатор хренов, ты чего стоишь?  За тобой – колбаса, сыр  и хлеб. – И тут же, словно забыв обо мне, обратился к другому.

— Тебя как звать?

— Александр Васильевич, — отвечает наш  служитель Фемиды.

— Хе!  Ещё не дорос до отчества. Тебе задание: открыть консервы — шпроты, горбушу. Тарелки вон  в  том шкафчике. Там поглядим, как величать!

На сленг среди нас слабых не было.

— Пацаны, заканчивай  балаболить, — обратился Василич к двум друзьям – Матвею и Родиону.  – Кто из вас пьёт чай? Короче, занимаетесь чаем – открывайте пробки. Мужикам завариваете по- старинке, в кружки —  черный, Марии – зелёный, в маленькую.  И чайник,  и запарник  стоят в сенях.

— Будем ещё раз  знакомы:  нашего самого молодого охотника  как зовут?  —  затем обратился к  подростку   хозяин дома.

—  Арсений,  — отвечал долговязый, лет двенадцати,  паренёк, подавая неуверенно  Василичу руку. Я заметил, что взрослые «дяди»  его здесь не восприняли, как охотника.

—  Сергей, ювелир, —  отец подростка кратко представился Василичу.

— Понятно.  Арсений  отдыхает, папа Сергей сервирует стол:  разносит тарелки да  раскладывает вилки. Ладно, пойдём, покажу, где  у меня   это хозяйство.

После этих указаний хозяина,   незадействованными  оставались  лишь полковник и  Григорий,  выгуливающий  больного ризеншнауцера где-то во дворе.

— Моё почтение полковнику  КГБ Николаю Дмитричу. Наслышан про вас.   – И подал руку, знакомясь.  —  Иван,  майор в отставке,  — представился  Василич.

Не давая полковнику работы, тем самым хозяин подчеркнул своё уважение к субординации.

— Ну, Саныч, растрепал обо мне, — произносит отставник и самый старший из нас, по возрасту, охотник.

—  Саныч- ваш председатель.  Ладушки.   Полковники у меня  отдыхают. Извини, Николай Дмитрич, ещё поговорим. Я – по делам.

Кроме Николая Дмитриевича и Арсения, наш  деятельный   хозяин,  поставив  всем нам  задачу,   сам  тоже   не  присел ни на минуту.  Крышку почерневшего от времени стола он устлал  газетами, чтобы  после трапезы  легко всё убрать. Минут за  пятнадцать, общими стараниями стол был,  наконец – то  подготовлен к торжественному  моменту, которого мы все с нетерпением ждали.   Знакомство    восьми  охотников, одной охотницы  и двенадцатилетнего подростка,  включая собаку,  сейчас  наступило.

После того, как чёрный чай разлили по кружкам ( Мария  тоже захотела пить только чёрный),  Василич произнёс  речь.

—  Я   рад видеть за этим столом  собравшихся  здесь,  я надеюсь, моих  единомышленников.  Ничего так не сближает людей, как единое мышление и единый образ жизни. Мы, охотники, люди особые, по крайней мере, я. Живём, чем-то занимаемся,  и всегда ждём  охотничьего сезона. Вижу,  а у меня глаз намётан.  Среди вас есть такие охотники,   кто завтра  впервые     возьмёт   в  руки ружьё.  Вспоминаю, как четверть века назад  я  добыл свою     первую утку, как радовался тогда,    своей охотничьей удаче. Эти ощущения, друзья, этот  охотничий азарт,  передать  не знающему  человеку  нельзя, их нужно прочувствовать самому. Об охоте мы с вами говорить   будем ещё   много.  Сейчас я предлагаю  поднять  наши чайные кружки  за  наше знакомство.

Василич обвел  нашу пёструю компанию внимательным взглядом. Александр, мой сосед по даче, не по делу встрял.

— Давай  за нашу охотничью удачу!

Бывалый охотник  уставился  на него.

— Александр, ты который раз на охоте?

— Я много  охотился: на утку, гуся, кабана, один  раз  даже   на медведя.

— Похвально. Но в  этом случае ты должен знать наш охотничий  неписаный закон:  в кучу все тосты не сваливают.  Первый тост охотники поднимают «со знакомстаом». знакомясь друг с другом, только за знакомство.  Уразумел? Ты кем работаешь?

— В суде.

— Прозвище твое  отныне — «Судья».  Со знакомством, друзья!

 

Назавтра, к вечерней тяге,  — так мы, охотники называем охоту  на вальдшнепа, —  Василич  всех нас наградил своими   прозвищами.  Я стал   «Организатором», полковник – «Музыкантом».  Матвей, снимавший нас на планшет, — «Фотографом».  Сергей, отец Арсения,   соответственно, — «Ювелир».   Высокий  и интеллигентный    Родион, любитель  поспать,  был   окрещён  «Соней». Мария и Арсений прозвищ не получили.

Спать  мы разошлись часа в три, но не все.  Василич и Ювелир продолжали чаёвничать, благо, этого напитка мы закупили  достаточно.

***

(продолжение следует)

 

В настоящее время комментариев нет

Добавить комментарий

Translate »